Книги, учебники и материалы данной библиотеки принадлежат русским и украинским авторам - предназначены исключительно для учебных и ознакомительных целей

Элементы патологической физиологии и биохимии

 

позволило обнаружить присутствие сальсолинола и (3-карболи- нов в мозгу алкоголизированных животных. В больших коли­чествах конденсаты адетальдегида и биогенных аминов найде­ны в моче алкоголиков. Внутрижелудочковая инфузия этих соединений увеличивает потребление крысами этанола. ТГИХ и fj-карболины, как было показано, блокируют определенные суб­популяции опиатных рецепторов. Возможно, такая модифика­ция функционального состояния опиоидной системы усиливает влечение к этанолу. Вместе с тем, ряд авторов ставит под сомнение возможность in vivo оккупации этими соединениями опиатных рецепторов, так как, например, концентрация ТГИХ в мозге в 1000 раз меньше (сальсолинола — 1,5 мкмоль), чем та, которая необходима для связывания морфина или налок- сона.

Таким образом, влечение к алкоголю и возможность форми­рования алкогольной зависимости обусловлены гипофункцией норадренергической, ГАМК-ергической, серотонинергической и опиоидной систем и поддерживаются положительным подкреп­лением со стороны этих систем при приеме этанола. Кратковре­менное введение этанола стимулирует функции этих нейроме- диаторных систем, а хроническое потребление истощает их и снижает чувствительность p-адренорецепторов и опиоидных ц-рецепторов. Эксперименты, выполненные на генетических ли­ниях животных, предпочитающих и отвергающих этанол, по­зволяют предположить, что не только разная активность эта- нолокисляющих ферментных систем, но и указанные выше раз­личия в нейрохимических структурах этих животных играют существенную роль в наследственной предрасположенности к алкоголизму.

Можно заключить, что к настоящему времени получены данные, частично раскрывающие патогенез алкоголизма, одна­ко их совокупность образует довольно противоречивую карти­ну. Несмотря на очевидный прогресс, наметившийся в послед­ние годы в понимании механизмов воздействия алкоголя на ЦНС, единой однозначной теории, объясняющей все аспекты формирования алкогольной зависимости, пока не существует.

Тем не менее, на основании полученного экспериментально­го материала в практику лечебных учреждений внедрен ряд препаратов как для купирования абстинентного синдрома, так и для профилактики алкогольного влечения. Для купирования абстинентного синдрома, помимо барбитуратов, в первую оче­редь применяют соединения, снижающие чрезмерную секрецию дофамина — апоморфин, бромкриптин (стимуляторы преси- наптических рецепторов дофамина). Недавно был предложен пептид холецистокинин, снижающий чувствительность постси- наптических рецепторов дофамина и способствующий его раз­рушению. Надо заметить, что лечение абстинентного синдрома симптоматическое, в тяжелых случаях алкогольного делирия применяют инфузию питательных веществ, солей, тиамина. Для увеличения уровня серотонина используют блокатор обратного захвата этого амина — флуоксетин, при повышенной возбуди­мости ЦНС вводят антагонисты потенциалзависимых Са+4"-ка- налов.

Фармакотерапия патологического влечения к алкоголю раз­работана гораздо хуже. В настоящее время в медицине прак­тически отсутствуют средства, корректирующие алкогольное влечение. По-прежнему основным принципом терапии этого за­болевания остается выработка отвращения к этанолу при со­четании его приема с некоторыми препаратами — апоморфи- ном и эметином, обладающими рвотным действием, и упоми­навшимся выше тетурамом. Тетурам в виде имплантированной лекарственной формы (эспераль) оказывает скорее психологи­ческий эффект, так как при этом его уровень в крови больных очень мал, чтобы существенно понизить активность АЛДГ. По­вышение дозы тетурама нежелательно вследствие многочислен­ных его противопоказаний и повреждающих эффектов ацеталь- дегида. На основании экспериментального материала для про­филактики алкогольной мотивации рекомендованы вещества, обладающие стресспротективными свойствами и снижающие реактивность организма в экстремальных условиях. Таким тре­бованиям, помимо барбитуратов и транквилизаторов, отвечают, в частности, а-адреиоблокаторы, пептид дельта-сна, опиоидные пептиды, эффективность которых продемонстрирована на алко- голизированных животных. Перспективной задачей представля­ется получение препаратов длительной коррекции алкогольного влечения, не требующих постоянного введения и соответственно контроля их приема. В этом плане один из возможных вариан­тов решения этой проблемы — вызывание пролонгированных иммунных реакций, подавляющих активность эндогенных аген­тов, участвующих в формировании алкоголизма. Однако этот подход требует тщательной разработки как со стороны физио­логов, так и иммунологов. Вместе с тем не следует забывать огромную роль социальных факторов в формировании алко­гольной мотивации у человека. Непременным успехом аверсив- ной (вызывающей отвращение к алкоголю) терапии и любого профилактического воздействия является собственное желание больного излечиться от алкоголизма.

  К оглавлению



Электронная библиотека книг, учебников, справочников и словарей по экономике, философии, медицине, истории, педагогике, психологии, юриспруденции, языковедению и др.