Книги, учебники и материалы данной библиотеки принадлежат русским и украинским авторам - предназначены исключительно для учебных и ознакомительных целей

Донские байки

Донские байки

История покорения нашими Дона началась после войны, когда на родину из Югославии вернулся один из внуков Толстого и заскучал по югославским пейзажам. Кто-то ему посоветовал съездить на Дон - якобы природа там такая же. Он и отправился с друзьями на своей заслуженной “Победе”. Не доехав до заветного места, Росинант пал, отремонтировать его быстро оказалось невозможно, тогда друзья оглянулись по сторонам - и влюбились. И ездили сюда еще 20 лет. А потом подросли внуки и поехали по стопам старшего поколения, но Дон разлился, им пришлось оглянуться по сторонам  в том месте, где они остановились, и они тоже влюбились. И с тех пор, с 1978 года, приезжают сюда в мае и в августе - и с ними приезжают их друзья, и друзья их друзей, и подросшие младшие братья, и друзья младших братьев. Разные люди приезжают сюда - бывшие железнодорожники и милиционеры, золотая молодежь и звезды эстрады. Они ставят палатки, закидывают удочки, охотятся и выпивают вечером у костерка - и для многих эта пара недель стала одним из главных праздников жизни, к которому готовятся по полгода.

Хутор, в котором мы оставляем машины и затем на лодках переправляемся на другой, необитаемый берег Дона, тоже сейчас почти безлюден. Постоянных жителей здесь осталось всего человека четыре - а еще тридцать лет назад стояло триста домов и сельсовет, и крутилась на высоком берегу Дона карусель для ребятишек. Сейчас в это невозможно поверить - зато в лесах расплодилась дичь: кабаны, косули, зайцы и лисицы весной совсем теряют осторожность и выскакивают прямо на людей. Рыбы в Дону видимо-невидимо - в этом году, в мае, мы за три дня поймали сто судаков и под конец совсем избаловались: а что, говорили, пойти, что ли, дернуть парочку судаков свеженьких на уху - и выдергивали за пятнадцать минут.

Окуньки и лещи ловятся вообще без счета в озерках и бочажках, оставшихся после разлива Дона. Вообще-то в мае и в августе природа там совсем разная. Весной, пользуясь относительной прохладой и изобилием воды, все вокруг цветет и благоухает. Только там я видела поля, сплошь покрытые черными тюльпанами, в окружении зарослей цветущего терна. Летом вся зелень выгорает, степь становится похожей на африканскую саванну и не менее живописной, рыбы не меньше, чем весной, и очень много арбузов. Однажды мы питались ими три дня - наш товарищ, сидя на берегу в приятной истоме, дружелюбно помахал проходившей мимо барже, груженной арбузами. Баржа немедленно развернулась, пристала под прямым углом к нашему берегу, перегородив пол-Дона, команда присела у нашего костерка и при прощании, в знак своего расположения, сгрузила нам арбузов видимо-невидимо.

В другой раз мы помахали маленькому катерку, который тоже причалил, и из него спустился на землю очень печальный капитан. Он выпил с нами немного и поведал про свое горе. Раньше он водил большие баржи и однажды шел по Дону с грузом. Но случился какой-то праздник, и команда не соблюла дозу. Все уснули, а он, выполняя свой капитанский долг, из последних сил держался на мостике. И вот, на очередной излучине - а Дон, надо сказать, весь состоит из излучин - он перепутал направление и повернул не вправо, по течению, а влево, в затон, где баржа на полном ходу выскочила на берег, а он наконец-то заснул с облегчением. Разбудили его звонки береговой службы, обеспокоенной тем, что он не выходит на связь. Не проснувшись толком, он в ответ на вопрос “Где вы находитесь?” оглянулся по сторонам и, увидев вокруг и впереди себя земную твердь, простонал: “В конце Дона!” - после чего снова забылся тяжелым сном. Подошли катера, баржу с большим трудом втащили обратно в воду, а капитана после этого понизили в должности, баржу ему больше не доверяют - только старенький катер, который не очень жалко.

А однажды команда и пассажиры проплывавших мимо судов могли любоваться небывалой картиной - здоровенный мужик в семейных трусах, стоя по колено в воде, граблями ровнял Дон с большим энтузиазмом. Дело было года четыре назад, когда со спиртным в стране образовалась очередная напряженка. Мы приехали позже основной части нашей компании и привезли два ящика водки, чему все были несказанно рады. Часть сразу поставили на стол, а бутылок двадцать зарыли в песок на мелководье для охлаждения. Пока отмечали наш приезд, прошла огромная баржа, дала волну - и, когда мы спустились за охлажденной добавкой, водки нашей и след простыл. Мы погоревали и легли спать. Утром мой товарищ спустился на берег почистить зубы, присел на корточки и, любуясь несказанной красоты пейзажем, опустил руку в песок. И наткнулся пальцем прямехонько на горлышко бутылки. На его ликующие вопли сбежалась все, разрыли берег, нашли большую часть утерянного, и тут появился самый домовитый из нас, в хозяйстве которого обнаружились грабли. Он залез с ними в воду - и “награбил”-таки все, что мы считали безвозвратно утерянным, за исключением одной поллитровки. Мы решили, что это будет наша дань донскому божеству.

  К оглавлению



Электронная библиотека книг, учебников, справочников и словарей по экономике, философии, медицине, истории, педагогике, психологии, юриспруденции, языковедению и др.