Книги, учебники и материалы данной библиотеки принадлежат русским и украинским авторам - предназначены исключительно для учебных и ознакомительных целей

Французский Коктебель

Французский Коктебель

Здесь кончается курортное побережье и начинается Прованс, край художников и любовников: недаром в этом месте возник пуантилизм, писал виноградники Ван Гог, море и яхты - Синьяк и Сера, и воспевали своих прекрасных дам трубадуры. Не приехав сюда, вы никогда не узнаете, где брали свои краски французы: у природы. Здесь не север, здесь не пьют кальвадос, но в полдень разбавляют в высоком холодном стакане пастис водой, и это мутное пойло, отдающее на русский вкус микстурой от кашля, действительно помогает переносить полуденный зной. Вечерами же пьют прованское розовое вино, горьковатое и пряное, которым замечательно запивать острую морскую пищу.

Ну а жить лучше всего в “Апельсине”. Отель находится несколько выше набережной, и если вам не хватает здешнего бассейна, вы за пять минут спускаетесь к морю. Для этого вам придется пересечь центральную площадь, где уже с утра среди платанов, листья которых напоминают кленовые, серьезные немолодые мужчины и молодые “парижские петушки”, как их за глаза называют местные, самозабвенно предаются игре в шары. Здесь вам покажут ресторан, где в последний раз за две недели до гибели обедала принцесса Диана с сыновьями, а напротив, если повезет, будет открыта выставка народных прованских платьев, и вам станет понятно: у тех, кто выдумал эти головокружительные узоры и стежки, было одно на уме - любовь. Здесь же, за старинной цитаделью (а как иначе, конечно же эти глаза должна огораживать крепость) живет со своими семнадцатью собаками Брижит Бардо, а через квартал, чтоб не ходить далеко, ее бывший муж режиссер Роже Вадим.

Вообще знаменитости - это то, чего в Сен-Тропезе больше всего. Даже больше, чем в Каннах: там они появляются только в дни фестиваля, здесь - как минимум шесть месяцев в году. Их настолько много, что на них почти не обращают внимания - как на растительность. Знаменитостям это не нравится, и они компенсируют недостаток внимания к себе самостоятельно - глазеют друг на друга. Это не фигура речи: в полдень известные люди садятся в кафе “Сенека” на набережной и внимательно разглядывают других известных людей, которые завтракают на палубах своих яхт. Те в свою очередь разглядывают людей, сидящих на веранде кафе. Между ними - метров двадцать, так что видно все очень хорошо. Здесь же непременно целуется какая-нибудь парочка, но на это никто не обращает внимания: интересны лишь наряды и бижутерия. Это своего рода французский Коктебель, и здесь есть свои скалы, свои чудаки, свои девушки на выданье, свои вдовы и брошенные жены, готовящиеся к новым завоеваниям, и, разумеется, своя мифология.

Русские здесь, напротив, бросаются в глаза больше, чем в Каннах - одеждой, макияжем, специфической пластикой и выражением лиц, в которых застыла какая-то неизбывная тоска. Случайно проходя мимо группы русских туристов, я услышал, как забавно переводчица ретранслирует слова гида. Он говорил о том, что здесь работали многие знаменитые французские художники-постимпрессионисты, потому что здесь beautiful light. Переводчица же объясняла, что художникам здесь хорошо работалось, потому что здесь “прекрасная жизнь”. Она ослышалась, но ошибка была чисто фрейдистской: девушке не было дела до здешнего невероятной прозрачности воздуха и света, ей очень нравилась здешняя жизнь.

Местная легенда многое объясняет в самом ходе этой внешне неторопливой, на самом же деле жгучей жизни, когда один взгляд может стать событием, изменившим чью-нибудь жизнь, а чья-нибудь смерть останется незамеченной банальностью. Некий христианин Тропезиус был казнен в Пизе римскими легионерами, тело было положено в лодку, морское течение прибило ее к этому берегу, и имя покойного мученика, ставшего святым, дало название местечку. Все правильно: здесь живут итальянцы, сицилийцы, корсиканцы, приплывшие по морю, и по духу это не французский, а итальянский город: недаром у коренных жителей сплошь итальянские фамилии, в чем легко убедиться, прочитав список жильцов на подъезде любого дома. Здесь в пищу обильно добавляют чеснок, слушают Патрисию Каас и одеваются, как Бог на душу положит. Здесь с иронией относятся к Парижу - назовите мне еще одно такое место на земле. К тому же здесь никогда не платили налоги во французскую казну - это издавна было своего рода офшорной зоной, - и отчасти поэтому местные жители исполнены патриотического гонора, сицилийской спеси, французского юмора и корсиканской любвеобильности. Здесь можно быть готовым к чему угодно: от нежданной страсти до неуместной дуэли.

  К оглавлению



Электронная библиотека книг, учебников, справочников и словарей по экономике, философии, медицине, истории, педагогике, психологии, юриспруденции, языковедению и др.