Книги, учебники и материалы данной библиотеки принадлежат русским и украинским авторам - предназначены исключительно для учебных и ознакомительных целей

Хрестоматия по философии

определяя образующиеся в ней связи, выявляя законы соединения и

разъединения, которые способны управлять ею. Она помещает все

знание в пространство представлений и, охватывая все это

пространство, формулирует знание организующих его законов; в этом

смысле она является знанием о всяком знании. Правда, это

основополагающее удвоение еще не выводит ее за пределы поля

представления; напротив, цель ее в том, чтобы отбросить всякое

знание к представлению, непосредственная близость которого

неизбежна: "Давали ли вы себе хоть сколь-нибудь точный отчет о

том, что значит думать? Что вы испытываете, когда вы думаете --

все равно, о чем? Вы говорите себе: я думаю о том-то, когда у вас

есть какое-то мнение, когда вы строите суждение. Действительно,

построение суждения -- будь оно ложно или истинно -- это

мыслительное действие; оно заключается в том, чтоб чувствовать

существование связи, отношения... Думать, как видите, всегда

означает чувствовать, и не более того"<

FDestutt de Tracy.

Elements d'Ideologie, I, p.33--35.>. Следует, однако, заметить,

что определяя мысль об отношении ощущением этого отношения или,

короче, сводя мысль вообще к ощущению, Дестю покрывает всю

область представления, не выходя за ее пределы, но при этом

достигая той границы, за которой ощущение как первоначальная

простейшая форма представления, как минимальное дающееся мысли

содержание, отбрасывается в область физиологических условий,

способных его объяснить. Все то, что, будучи прочитанным в одном

смысле, проявляется как самая хрупкая всеобщность мысли, в то же

самое время, будучи расшифрована в другом направлении,

проявляется как сложный результат зоологических особенностей:

"Наше знание о животном весьма неполно, если мы не знаем о его

интеллектуальных способностях. Идеология есть часть зоологии,

причем именно в человеке эта часть особенно важна и заслуживает

углубления"<

FID., ibid., preface, p.1.>. Когда анализ

представления достигает своей наибольшей широты, он задевает

своим внешним краем ту область, которая почти стала -- или,

точнее, станет, поскольку она еще не существует, -- областью

естественной науки о человеке.

Сколь бы различными по форме, стилю и целям ни были вопросы

Канта и вопросы Идеологов, они имеют одну и ту же точку

приложения: взаимоотношение представлений. Однако Кант не берет

это отношение (со всем тем, что его обосновывает и оправдывает)

на уровне представления, пусть даже и сведенного в своем

содержании, на рубеже пассивности и сознания, к простому

ощущению; Кант устремляет свой вопрос к тому, что делает

возможным само это отношение в его всеобщности. Отказываясь от

обоснования связи между представлениями посредством некоего

внутреннего канала, мало-помалу иссушающего эту связь до чистого

впечатления, Кант опирается на условия, которые определяют

общезначимую форму этой связи. Направляя таким образом свой

вопрос, Кант обходит и само представление, и все то, что в нем

дается, и обращается к тому, на основе чего может быть дано

всякое вообще возможное представление. Теперь представления уже

не способны развертываться на своей собственной основе, в

соответствии с присущими им самим законами функционирования,

разъединяясь в анализе и соединяясь в синтезе: лишь суждения

опыта или эмпирические констатации могут основываться на

содержаниях представления. Всякая другая связь, притязающая на

всеобщность, должна быть обоснована по ту сторону всякого опыта,

в априорных условиях, которые делают ее возможной. Речь здесь

идет, конечно, не о потустороннем мире, но о тех условиях, при

  К оглавлению



Электронная библиотека книг, учебников, справочников и словарей по экономике, философии, медицине, истории, педагогике, психологии, юриспруденции, языковедению и др.