Книги, учебники и материалы данной библиотеки принадлежат русским и украинским авторам - предназначены исключительно для учебных и ознакомительных целей

Хрестоматия по философии

5. ИДЕОЛОГИЯ И КРИТИКА

Таким образом, во всеобщей грамматике, в естественной

истории, а анализе богатств произошли в последние годы XVIII века

события одного и того же рода. Знаки в их связи с

представлениями, анализ тождеств и различий, который смог в

результате установиться, общая картина, сразу и непрерывная и

расчлененная, в которую складывается это множество сходств,

определенный порядок, утвердившийся среди эмпирических множеств,

-- все это уже не могло более основываться лишь на самоудвоении

представления. Начиная с этого события, ценность объектов желания

определяется уже не только другими объектами, которые желание

может себе представить, но областью, не сводимой к этому

представлению, -- трудом; отныне живое существо можно

характеризовать уже не посредством элементов, которые доступны

анализу на основе представлений о нем и о других существах, но

посредством некоей внутренней соотнесенности этого существа,

называемой его органической структурой; определить язык позволяет

не тот способ, посредством которого он представляет

представления, но какая-то внутренняя его архитектоника, какой-то

способ изменения самих слов вследствие их взаимозависимого

грамматического положения, т. е. система его флексий. Во всех

этих случаях отношение представления к себе самому и порядковые

связи, которые это отношение позволяет определить вне всякой

количественной меры, зависят теперь от условий, внешних самому

представлению его в действительном бытии. Чтобы установить связь

между представлением смысла и представлением слова, теперь

приходится прибегать к чисто грамматическим законам языка,

который независимо от своей способности представлять

представление подчинен строгой системе фонетических изменений и

синтетических зависимостей; в классический век языки имел

грамматику потому, что они обладали способностью к представлению,

теперь они строят представления на основе этой грамматики,

выступающей для них как бы изнанкой истории, тем необходимым

внутренним вместилищем, ля которого собственно репрезентативные

значения являются лишь внешней, видимой, блестящей оболочкой.

Чтобы связать в каком-то определенном признаке частичную

структуру и целостный зримый облик живого существа, приходится

теперь ссылаться на чисто биологические законы, которые

определяют отношения между функциями и органами, не нуждаясь ни в

каких метках-указателях и как бы отстраняясь от них; сходства,

родство, семейства живых существ уже не определяются на основе

развернутого описания; они имеют признаки, которые язык может

охватить и определить, потому что они имеют структуру, некую

темную, плотную изнанку их видимости: именно на ясной

дискурсивной поверхности этой скрытой, но властной толщи и

возникают признаки -- нечто вроде внешнего отложения на

поверхности организмов, ныне погруженных в самих себя. Наконец,

когда речь идет о том, чтобы связать представление какого-либо

объекта со всем тем, что может соответствовать ему в акте обмена,

приходится прибегать к форме и количеству труда, которые и

определяют его стоимость: иерархия вещей в непрерывных колебаниях

рынка устанавливается не с помощью других объектов или других

потребностей, но благодаря самой деятельности, которая их

произвела и безмолвно покоится в них; не что иное, как рабочие

дни и часы, необходимые для их производства, добычи или

перевозки, складываются теперь в их собственный вес, их рыночную

устойчивость, их внутренний закон, а значит, и в то, что можно

было бы назвать их реальной ценой; только на этой важнейшей

  К оглавлению



Электронная библиотека книг, учебников, справочников и словарей по экономике, философии, медицине, истории, педагогике, психологии, юриспруденции, языковедению и др.