Книги, учебники и материалы данной библиотеки принадлежат русским и украинским авторам - предназначены исключительно для учебных и ознакомительных целей

Хрестоматия по философии

функционирующими средствами представления, однако

представляют они в конечном счете уже не объект желания, а

труд.

Тут же, однако, возникают два возражения: как же труд

может быть устойчивой мерой цены вещей, если он и сам имеет

цену, и к тому же изменчивую? Как может труд быть некоей

далее не разложимой единицей, если он изменяет свою форму и

с развитием мануфактурного производства становится все более

продуктивным и все более разделенным? Именно через

посредство и как бы по подсказке этих возражений можно

выявить предельный и первичный характер труда. В самом деле,

в мире существуют различные страны, да и в одной и той же

стране существуют такие периоды, когда труд стоит дорого:

тогда число рабочих невелико, а заработная плата высока; в

другом месте или в другие периоды, наоборот, рабочие руки

имеются в избытке, заработная плата низкая и труд становится

дешевым. Однако меняется при всех этих переменах лишь

количество пищи, которое можно добыть за один рабочий день;

если продуктов мало, а потребителей много, тогда каждая

единица труда будет оплачена лишь малым количеством средств

к существованию, и, напротив, при изобилии продуктов питания

она будет оплачиваться хорошо. Все это следствия рыночной

коньюнктуры: сами по себе труд, рабочее время, тяготы и

усталость остаются неизменны, и чем их больше, тем дороже

продукты труда: "...равные количества труда имеют всегда

одинаковую стоимость для работника"<

FАдам Смит.

Исследование о природе и причинах богатства народов, с.

40.>.

Однако, по-видимому, и это единство не является

устойчивым, поскольку ведь для того, чтобы произвести один и

тот же предмет, потребуется в зависимости от совершенства

производственного процесса (то есть от степени

установленного разделения труда) более или менее долгий

труд. Но ведь меняется здесь не сам труд, а отношение труда

к количеству производимой им продукции. Труд, понимаемый как

рабочий день, как тяготы и усталость, -- это устойчивый

числитель; варьируется лишь знаменатель (количество

производимых объектов). Работник, которому приходится одному

осуществлять те восемнадцать различных операций, которые

необходимы, скажем, для производства булавки, смог бы

сделать, несомненно, за весь свой рабочий день десятка два

булавок; а десять рабочих, занятых лишь одной или двумя

операциями каждый, могли бы вместе сделать за рабочий день

сорок восемь тысяч булавок, то есть в среднем по сорок

восемь сотен каждый. Производительная мощность труд

увеличилась, количество предметов, произведенных в одну и ту

же единицу времени (один рабочий день), увеличилось, стало

быть, их меновая стоимость понизится, а это означает, что

каждый из них в свою очередь может приобрести лишь

пропорционально меньшее количество труда. При этом труд по

отношению к вещам не уменьшается, уменьшается количество

вещей на единицу труда.

Обмен и в самом деле происходит потому, что существуют

потребности; без них не было бы ни торговли, ни труда, ни

того разделения труда, которое делает его более

продуктивным. И обратно, именно потребности, по мере их

удовлетворения, ограничивают и труд, и его

совершенствование: "Так как возможность обмена ведет к

разделению труда, то степень последнего всегда должна

ограничиваться пределами этой возможности, или, другими

словами, размерами рынка"<

FАдам Смит. Исследование о

природе и причинах богатства народов, с. 30.>. Потребности и

обмен продуктов для их удовлетворения остаются основой

экономики: они и сам труд, и организующее его разделение

  К оглавлению



Электронная библиотека книг, учебников, справочников и словарей по экономике, философии, медицине, истории, педагогике, психологии, юриспруденции, языковедению и др.