Книги, учебники и материалы данной библиотеки принадлежат русским и украинским авторам - предназначены исключительно для учебных и ознакомительных целей

Хрестоматия по философии

воображения; между сочленением и атрибутивностью распространяется

ошибка рефлексии. Поэтому на горизонт языка, может быть

бесконечно удаленный, проецируется идея универсального языка, в

котором значение слов в выражении представлений было бы

достаточно четко фиксировано, достаточно хорошо обосновано, с

достаточной очевидностью признано для того, чтобы рефлексия могла

бы со всей ясностью убедиться в истинности любого предложения, --

благодаря такому языку "крестьяне могли бы лучше судить об истине

вещей, чем теперь это могут философы"<

FD e s c a r t e s.

Lettre a Mersenne, 20 nov. 1629 (A. T. I., p. 76).>; совершенно

отчетливый язык дал бы возможность вполне ясной речи: этот язык

был бы в себе самом Ars combinatoria. В равной мере поэтому

применение любого реального языка должно дублироваться

Энциклопедией, определяющей движение слов, предписывающей

законные сдвиги знания, кодифицирующей отношение соседства и

сходства. Как Словарь создан для того, чтобы, исходя из

первичного обозначения слов, контролировать игру дериваций, так и

универсальный язык создан для того, чтобы, исходя из хорошо

установленного сочленения, контролировать ошибки рефлексии, когда

она формулирует суждение. Ars combinatoria и Энциклопедия с

разных сторон отвечают на несовершенство реальных языков.

Естественная история, раз уж она является наукой, обращение

богатств, раз уж оно учреждено людьми и контролируется ими,

должны избежать этих опасностей, присущих спонтанно возникшим

языкам. В плане естественной истории нет возможности для ошибки в

зазоре между сочленением и атрибутивностью, так как структура

раскрывается в непосредственно данной зримости; нет также

нереальных сдвигов, ложных сходств, неуместных соседств, которые

размещали бы природное существо, правильно обозначенное, в

пространстве, которое не было бы его собственным, так как признак

устанавливается или связностью системы или же точностью метода.

Структура и признак в естественной истории обеспечивают

теоретическую замкнутость того, что в языке остается открытым т

порождает на его границах искусственные проекты, по существу

незавершенные. Также оценочная стоимость автоматически становится

оценивающей, а деньги, которые благодаря своему возрастающему или

убывающему количеству вызывают, но всегда ограничивают колебание

цен, гарантируют в плане богатств совмещение определения и

сочленения, атрибутивности и деривации. Стоимость и цены

обеспечивают практическую замкнутость сегментов, которые остаются

открытыми в языке. Структура позволяет естественной истории

незамедлительно оказаться в стихии комбинаторики, а признак

позволяет ей установить по отношению к существам и их сходствам

точную и определенную поэтику. Стоимость соединяет одни богатства

с другими, а деньги позволяют осуществить их реальный обмен. Там,

где расстроенный порядок языка предполагает непрерывное отношение

с искусством и с его бесконечными задачами, там порядок природы и

порядок богатств раскрываются в чистом и простом существовании

структуры и признака, стоимости и денег.

Тем не менее нужно заметить, что естественный порядок

формулируется в теории, которая представляет ценность как верная

интерпретация одного ряда или одной реальной картины: к тому де

структура существ является одновременно непосредственной формой

видимого и его расчленением; также и признак обозначает и

локализует одно и то же движение, Напротив, оценочная стоимость

становится оценивающей лишь благодаря превращению; и начальное

отношение между металлом и товаром становится лишь постепенно

  К оглавлению



Электронная библиотека книг, учебников, справочников и словарей по экономике, философии, медицине, истории, педагогике, психологии, юриспруденции, языковедению и др.