Книги, учебники и материалы данной библиотеки принадлежат русским и украинским авторам - предназначены исключительно для учебных и ознакомительных целей

Хрестоматия по философии

по отношению к природным существам; они позволяют сразу же

придать им особую метку и указать им место, несомненно временное,

в пространстве, в настоящее время определяемом ансамблем вещей и

знаков, которыми располагают. Теория денег и цен занимает в

анализе богатств то же самое место, что теория признака занимает

в естественной истории: как и эта последняя, она в одной и той же

функции связывает возможность давать вещам знак, представляя одну

вещь через другую, и возможность отклонения знака от того, что он

обозначает.

Четыре функции, определяющие специфические свойства

словесного знака и отличающие его от всех других знаков, которые

представление может полагать, повторяются, таким образом, в

теоретической системе естественной истории и в практическом

использовании денежных знаков. Порядок богатств, порядок

природных существ раскрываются по мере того, как среди объектов

потребности, среди видимых особей устанавливают системы знаков,

позволяющих одни представления обозначать через другие,

полагающих возможность деривации означающих представлений по

отношению к означаемым, расчленения того, что представлено,

приписывания определенных представлений другим. В этом смысле

можно сказать, что для классического мышления системы

естественной истории и теории денег или торговли обладают теми же

самыми условиями возможности, что и сам язык. Это означает две

вещи: во-первых, что порядок в природе и порядок в богатствах в

рамках классического опыта наделен тем же самым способом бытия,

что и порядок представлений, как он обнаруживается посредством

слов; во-вторых, что слова образуют достаточно привилегированную

систему знаков, когда дело идет о выявлении порядка вещей, для

того, чтобы естественная история, если она хорошо организована, и

деньги, если они хорошо упорядочены, функционировали наподобие

языка. Алгебра является тем же для матезиса, чем знаки, и в

особенности слова, -- для таксономии: установлением и выявлением

порядка вещей.

Тем не менее имеется существенное различие, препятствующее

классификации быть спонтанным языком природы, а ценам --

естественной речью богатств. Или, скорее, существуют два

различия, одно из которых позволяет область словесных знаков

отличить от областей богатств или природных существ, а другое

позволяет отличить теорию естественной истории от теории

стоимости и цен.

Четыре момента, определяющие основные функции языка

(определение, сочленение, обозначение, деривация), тесно связаны

между собой, поскольку они предполагают друг друга, начиная с

того момента, когда вместе с глаголом преодолевают порог

существования знака, Однако в действительном происхождении языков

движение различается как по направлению, так и по точности:

начиная с исходных обозначений воображение людей (сообразно

странам, в которых они живут, условиям их существования, их

чувствам и страстям, их практической жизни) вызывает деривации,

изменяющиеся вместе с народами и объясняющие, несомненно, помимо

разнообразия языков, относительную неустойчивость каждого. В

определенный момент этой деривации и внутри отдельного языка люди

имеют в своем распоряжении совокупность слов, имен

существительных, сочленяющихся одни с другими и расчленяющих их

представления; но это анализ настолько несовершенен, он допускает

столько неточностей и столько накладок, что по отношению к одним

и тем же представлениям люди используют различные слова и

образуют различные предложения: их рефлексия не является

безошибочной. Между обозначением и деривацией множатся сдвиги

  К оглавлению



Электронная библиотека книг, учебников, справочников и словарей по экономике, философии, медицине, истории, педагогике, психологии, юриспруденции, языковедению и др.