Книги, учебники и материалы данной библиотеки принадлежат русским и украинским авторам - предназначены исключительно для учебных и ознакомительных целей

Хрестоматия по философии

-- зерно, железо, купорос, алмаз -- в равной мере являются

богатствами, стоимость которых заключается лишь в цене" (Quesnay.

Art. "Hommes", loc. cit., p. 138).> не может происходить без

изъятия благ: действительно, торговля перемещает вещи, включает

издержки перевозки, хранения, преобразования, продажи<

FD u p o n

t d e N e m o u r s. Reponse demandee, p. 16.>; короче говоря,

нужно затратить определенное количество благ для того, чтобы сами

блага были превращены в богатства. Только лишь та торговля,

которая не стоила бы ничего, была бы чистым и простым обменом;

блага являются богатствами и стоимостями здесь лишь в мгновенном

акте, в момент обмена: "Если бы обмен мог совершаться

непосредственно и без издержек, то не было бы ничего более

благоприятного для обоих партнеров; сильно ошибаются, когда

принимают за саму торговлю промежуточные операции, обслуживающие

торговлю"<

FS a i n t-P e r a v y. Journal d'agriculture, dec.

1765.>. Физиократы признают лишь вещественную реальность благ;

таким образом, образование в обмене стоимости становится

дорогостоящим процессом и приводит к уменьшению существующих

благ. Образовать стоимость, следовательно, не означает

удовлетворить самые многочисленные потребности, а означает

пожертвовать одними благами ради их обмена на другие. Стоимости

образуют отрицательный момент благ.

Но откуда проистекает возможность образования стоимости?

Каков источник этого излишка, позволяющего благам превращаться в

богатства, не поглощаясь и не исчезая при этом в ходе

последовательных обменов и обращения? Как случается то, что

издержки этого беспрестанного образования стоимости не истощают

благ, имеющихся в распоряжении людей?

Может ли торговля найти в себе самой это необходимое ей

дополнение? Конечно, нет, так как предполагается обмен стоимости

на стоимость согласно максимально возможному равенству. "Чтобы

много получить, надо много отдать, и чтобы много отдать, нужно

много получить. Вот все искусство торговли. По своей природе

торговля заставляет обменивать множество вещей лишь равной

стоимости"<

FS a i n t-P e r a v y. Journal d'agriculture, dec.

1765.>. Естественно, что товар, прибывая на отдаленный рынок,

может обмениваться по более высокой цене, чем та, по которой он

обменивался у себя, но это возрастание отвечает действительным

издержкам его перевозки; если он ничего не теряет вследствие

этого, то это означает, что остающийся на месте товар, на который

он был обменен, потерял эти издержки перевозки в своей

собственной цене. Как бы ни гоняли товары с одного конца света на

другой, "издержки обмена" всегда вычитаются из обмениваемых благ.

Этот излишек производится не торговлей: его существование

необходимо, чтобы торговля была возможной.

Также и промышленность не может возместить издержки

образования стоимости. Действительно, продукты мануфактур могут

поступать в продажу согласно двум механизмам. Если цены являются

свободными, конкуренция стремится понизить их так, что, за

исключением исходного сырья, они в точности соответствуют труду

рабочего, преобразующего это сырье; согласно определению

Кантильона, эта плата отвечает поддержанию жизни рабочего в

течение того времени, когда он работает; конечно, нужно еще

прибавить поддержание жизни и прибыли самого предпринимателя, но,

как бы то ни было, возрастание стоимости благодаря мануфактуре

представляет потребление тех, кого она оплачивает. Для

изготовления богатств необходимо пожертвовать благами:

"ремесленник столько же растрачивает на поддержание жизни,

сколько он производит своим трудом"<

  К оглавлению



Электронная библиотека книг, учебников, справочников и словарей по экономике, философии, медицине, истории, педагогике, психологии, юриспруденции, языковедению и др.